Любые возможные совпадения имен, фамилий и реалий случайны…

                                                       

                                                                                                           ... С кокардой в голове,

                                                                                      С одной большой кокардой в голове...

                                                                                                                                           (К. Никольский)

 

                                                                                                                          От кого меня он бережет?

                                                                                                                           («Мордобой»,  Бр. Подряд)

Товарищ сержант.

                             

      Сержант милиции Василий Гавнищев тяжело открыл один глаз и сел на кровати. Крохотный мозг его болел с похмелья, язык слипся с зубами и теперь он, наверное, не смог бы даже произнести имя своего любимого начальника –  товарища капитана Тараса Ильича Бездумных. Ползком он добрался до замусоренной кухни, отыскал банку заплесневелого рассола, выхлебал, запив остатками паленной водки, и ему полегчало. Вчера сержант поймал двух преступников – по этому поводу и была гулянка в одно жало. Правда, одному из нарушителей закона оказалось всего 10 лет, а в руках – вовсе не героин, а сахарный песок, поэтому его пришлось отпустить, но Гавнищева не проведешь! И он взял мерзавца на заметку. Другого суперагент, правда, тоже отпустил, т.к. у этого честного человека в кармане нашлось вместе с черной маской, ПМ’а с глушителем  и РПГ-1 и сто долларов, доказавшие непричастность этого человека к заказному убийству в соседнем доме.

  После рассола сержант почувствовал странные позывы в низу живота и поковылял на непослушных ногах в сортир. Удобно расположившись, Гавнищев подобрал с пола недокуренный бычок, поджег его, затянулся и развернул замусоленный номер «Милицейской правды». Читать он не умел, букв не знал, протоколы заполнял рисунками, из-за чего они становились похожими на комиксы, поэтому Гавнищев любовался на фотографии. Релаксируя на толчке, он мечтал когда-нибудь увидеть и свой прекрасный лик на страницах этой гениальной газеты.

  Кое-как оклемавшись, Гавнищев засобирался на работу. На распределении нарядов в участке он узнал, что сегодня работает на футбольном матче. «Разомнемся!!!» - непонятно чему обрадовался Гавнищев и, не без тайного смысла, облизал свою любимую дубинку.

   Сержант прибыл на место дежурства на разбитом УАЗике, облачившись в парадный бронежилет и надраенную до блеска каску. Он прошелся вдоль касс, оглядывая барыг. Этих ему велели не трогать. Но Гавнищев, мучимый служебным рвением, не мог не задержать хотя бы одного преступника, наживающегося на спекуляции, на любви к футболу. Поэтому он вычислил и задержал двух подростков, пытающихся продать лишний билетик по номиналу. Отведя нарушителей в участок, Гавнищев испытал удовлетворение, сравнимое с удовлетворением свиньи, которая, нажравшись, гадит под себя, валяясь в грязи. «Перекур!» - объявил сержант, подбирая с улыбкой окурок «Marlboro» с земли.

   Отдохнув, Гавнищев отправился в оцепление: проводить личный досмотр преступников, идущих на футбол. Он поставил одного из них к стенке автобуса, заставил раздвинуть ноги и приступил к своему любимому занятию. О, как нравилось сержанту обыскивать правонарушителей, чувствуя свою силу, поддержку сослуживцев и трепещущее тело обыскиваемого. Гавнищев провел рукой по талии, потом еще раз, потом его руки скользнули к ногам. Методично, сантиметр за сантиметром, сержант исследовал каждый участок тела преступника, ощущая нарастающее возбуждение. И вот он уже у ягодиц. Заключив их в свои широкие ладони, Гавнищев с силой сжал их, по его телу пробежала крупная дрожь, и командос ощутил, как по сержантской ноге потекло что-то липкое. «Пошел отсюда!» - скомандовал спецагент преступнику, счастливо улыбаясь.

    Потом Гавнищева отправили работать на беговые дорожки. Там герой не остался без дела. Он подбежал к преступникам,  вешающим на решетку какую-то серую тряпку (Гавнищев с детства был абсолютным дальтоником), и заорал: «Стоять! Кто такие?!», правонарушители спокойно ответили, что они люди, и флаг они вешают на каждый матч. «Нельзя!!! Прочь!!! Всех посажу!!!» - завопил Гавнищев и стал размахивать дубинкой. Сержант входил в боевой задор, из углов рта потекла пена, глаза закатились, а из горла раздавалось глухое рычание. Проходящий мимо майор сказал: «Пусть вешают». Но пена продолжала течь. «Фу! Нельзя! Место!». Это подействовало, и сержант, разжав зубы, поплелся на положенную ему точку.

   Во время матча сослуживец рассказал ему, как на прошлом матче из ануса одного авторитетного среди своих знакомых фаната К. достали две литровых бутылки водки. «Блин, вот праздник был…». Дальнейший рассказ  напарника о последующем распитии конфискованного пойла был прерван самым хамским образом. На секторе преступники зажгли фаер. Гавнищев, привычно входя в боевое исступление, разбрызгивая пену рванул к месту преступления. Перемахнув решетку и первые ряды, сержант застрял в толпе врагов. Гавнищев зарычал и начал махать дубинкой во все стороны, попадая в основном по детям и девушкам. Преступникам это не понравилось и сразу несколько ног ударило командоса по лицу. Но Гавнищев не лыком шит! Он выхватил газовый баллончик и начал поливать во все стороны ( не пропустив и свои подмышки ). В сержанта устремились десятки тяжелых кулаков и ботинок. Гавнищев полетел вниз и проломил головой решетку. «Медаль дадут…» - подумал сержант, выковыривая себя из решетки. Ворвавшийся в сектор ОМОН крушил все подряд. Гавнищев поднялся и, подключившись к ОМОНу, устроил вторую волну атаки им. сержанта Гавнищева, которая была направлена на трех мальчиков младшего школьного возраста. Прилетевшее откуда ни возьмись кресло успокоило героя. И подвиг сержанта во имя товарища капитана Тараса Ильича Бездумных  не состоялся. В себя Гавнищев пришел в милицейском ПАЗике. Матч уже закончился. На улице он задержал преступника и отобрал у него бутылку водки. «Вот и вечер не будет зря потерян» - рассуждал про себя сержант Гавнищев, плетясь в свою квартиру на замусоренную кухню.

Наша служба и опасна и трудна…

И на первый взгляд как будто не видна…

(и на второй, и на третий)

 

P.S.  Все описанное выше является плодом фантазии авторов, которые очень любят и ценят нашу родную милицию, которой всегда почет и уважение в наших кругах. Просто авторов в очередной раз сразил недуг и они выдали все выше изложенное.

 

                                                                                                               Г.V.F. & И.V.F.

                                                                                                         16-17 октября 2001 года.

 

 

 


©"Vsevolozhsk Fans of FC ZENIT"

Используются технологии uCoz